victor_chapaev (victor_chapaev) wrote,
victor_chapaev
victor_chapaev

Categories:

Начало десятой главы

Начало десятой главы

     Да, так вот, продолжим. Докинз обещал нам рассказать про фиги, и он свое слово держит. Итак, как опыляется инжир и что на самом деле представляет собой его плод.


Глава 10   
«Вертоградъ заключенъ»

    Мы с вами прошли большой путь и теперь готовы, наконец, вернуться к наиболее трудной и сложной из всех моих историй, то есть к фигам. Начнем со следующего утверждения, выглядящего как еще один литературный пассаж, достойный незадачливого лектора, которого я пародировал в самом первом абзаце этой книги. Фига – это не фрукт, а цветущий сад, повернутый внутрь себя. Она только выглядит как фрукт и имеет вкус, как у фрукта. Её образ занимает место фрукта в нашем мысленном меню и других структурах сознания, изучаемых антропологами. И тем не менее она не фрукт, это запретный сад, запертый сад висящий на ветке – одно из чудес света!
    Я не собираюсь оставлять это утверждение висеть в воздухе как самозначимую ценность, которую всякий может трактовать как угодно. Я объясню, что это значит.

    Смысл коренится в эволюции. Фиги произошли от далекого предка, совсем не похожего на фигу, пройдя через цепь промежуточных форм, каждая из которых бесконечно мало отличалась от предыдущей. Представьте себе тайм-лапс, снятый следующим образом. Первый кадр – современного вида фига, только что снятая с ветки, лежит на белом листе готовая к фотосъемке. На следующем кадре, на таком же листе лежит фига, такая, какой она была сто лет назад. Двигаясь таким образом в глубь времен от столетия к столетию, от фиги к фиге, от кадра к кадру, мы пройдем мимо фиги, которую мог есть Иисус Христос, мимо фиг, которые собирали рабы для Навуходоносора в висячих садах Вавилона, мимо фиги из земли Нод, являющейся, как известно, восточной провинцией Эдема, мимо фиг, которые скрашивали несладкую жизнь Хомо эректусов, Хомо хабилисов и маленькой Люси из Афара (ископаемые предки человека разумного – прим. переводчика), и уйдем еще дальше, во времена предшествующие изобретению огня и каменных орудий, назад к диким лесным фигам, и еще дальше. А теперь запустим этот фильм и посмотрим, как современная фига превращается в своего далёкого-далёкого предка. Какие изменения мы увидим?

    Несомненно мы увидим, что по мере погружения вглубь веков фиги явно мельчают – нынешние культурные фиги значительно крупнее их мелких и жестких предков. Но это слишком тривиальное наблюдение, оно тем менее интересно, что это укрупнение произошло всего за несколько первых тысячелетий нашего фильма. Более радикальные и пугающие изменения мы увидим, если пустим фильм дальше – на миллионы лет назад. Наш «фрукт» раскроется! Маленькое, почти незаметное глазом отверстие на его верхушке расширится, сперва как удивленный глаз, потом как зевающий рот, пока весь фрукт не станет похожим на чашку. Внимательно посмотрим на внутреннюю поверхность этой чашки и увидим, что она усеяна маленькими цветочками. Сначала эта чашка будет весьма глубокой, но по мере того, как наш фильм будет уходить вглубь времен, она будет становиться все мельче и мельче. Возможно, она пройдет такую стадию, когда станет подобна подсолнуху, ведь каждый отдельно взятый подсолнух – это сотни маленьких цветков, плотно размещенных на общем основании. Пройдя стадию подсолнуха чаша нашей фиги начнет выворачиваться наизнанку до тех пор, пока цветы не окажутся на ее наружной стороне, как у шелковицы или тутового дерева (а фиги и относятся к семейству тутовых). Двинемся еще дальше тутовой стадии, и вот мы видим, что цветы стали располагаться все реже, дальше друг от друга, как цветки в соцветии гиацинта (хотя гиацинт совсем не близкий родственник фиг).

    Возможно вы думаете, что я слегка перегнул палку, определив единственный фиговый плод как целый «запретный сад»? В конце концов, мы же вряд ли назовем соцветия гиацинта или шелковицы садом открытым. В свою защиту я скажу, что всего лишь использовал известную строку из Песни песней царя Соломона. Посмотрите на сад глазами насекомых, которые опыляют его цветы. В масштабах человека сад, покрытый цветами, должен занимать много квадратных ярдов. Опылители фиги столь малы, что для них вся внутренность единственного плода покажется целым садом, ну пусть не городским садом, но порядочным палисадником уж точно. Он засажен сотнями миниатюрных цветов, как мужских, так и женских, каждый со своими микроскопическими причиндалами. Более того, внутренность плода фиги действительно скрыта от внешнего мира и в большой степени является самодостаточным миром для микроскопических опылителей.

    Технически в качестве опылителей выступают осы, относящиеся к одному семейству – Agaonidae – они очень малы, настолько, что их почти невозможно увидеть без лупы. Под словом технически здесь я понимаю то, что, хотя вы с трудом увидите их сходство с черно-желтыми летними расхитителями клубничного джема, осы из плода фиги имеют с ними общих предков. Цветы фиг опыляются только этими миниатюрными осками (рисунок 10.1). Почти каждый вид фиг ( а их более девятисот), имеет свой собственный вид ос, который является их единственным генетическим попутчиком в долгой эволюционной дороге, которую они прошли рука об руку, начиная от их древнейших предшественников. Осы полностью зависят от фиг в плане еды, а фиги полностью зависят от ос, разносящих их пыльцу. Каждый из этих видов вымер бы в течение одного поколения без другого. За пределы родного фигового плода могут выбираться, разнося пыльцу, только самки ос. Природа создала их настолько миниатюрными, насколько это можно себе представить. Самцы, в отличие от них, вовсе не имеют крыльев и проводят всю свою жизнь от рождения до смерти в замкнутом, темном мире внутри единственного плода. Глядя на них трудно поверить, что это осы того же вида, что их летающие самки.

Рис. 10.1. Внутренность плода фиги с самцами и самками ос, живущих там
   
    Трудность повествования об истории жизни этих ос состоит в том, что она, эта жизнь, циклична, и вовсе не очевидно, откуда это повествование, собственно, надо начинать. Не буду ждать, что кто-то мне в этом поможет, а начну с той фазы, на которой личинки нового поколения вылупляются из яиц. Каждая из них завернута в собственную оболочку и находится у основания одного из женских цветков глубоко внутри запретного сада. Какое-то время они кормятся развивающимися семенами, вырастают во взрослых ос и прогрызают себе путь из оболочки наружу, в относительную свободу темного внутреннего мира фигового плода. Самцы рождаются первыми, и сразу начинают рыскать по всей внутренности фиги, разыскивая еще не вылупившихся самок. Как только самец найдет самку, он тут же прогрызает ее оболочку и совокупляется с фактически еще не рожденной девой. После этого самка вылупляется из своего кокона и пускается в свое собственное путешествие по миниатюрному висячему саду. То, что происходит дальше, несколько отличается для разных видов ос. Но для всех типично следующее. Самки ищут мужские цветки, которые чаще всего располагаются поблизости от выхода наружу. С помощью специальных щеточек для сбора пыльцы на передних лапках, неутомимо трудясь в темноте, они сгребают пыльцу в специальные пыльцевые карманы.

    Установлено, что самки специально предпринимают эти действия для того, чтобы запастись пыльцой, и именно для этого у них имеются специальные пыльцевые карманы. Большинство же других опылителей просто оказываются обсыпаны пыльцой без их на то собственного желания, как бы между прочим. В отличие от фиговых ос у них нет ни специальных приспособлений для сбора пыльцы, ни инстинктов, заставляющих их собирать пыльцу. Кое-что из этого есть у пчел. Например, у них есть корзинки для пыльцы на задних лапках, которые выделяются желтым или коричневым цветом, когда наполняются пыльцой. Но пчелы, в отличие от наших ос, собирают пыльцу, чтобы кормить ею своих личинок. Фиговые же осы носят пыльцу не с целью прокормиться. Они преднамеренно наполняют свои мешочки пыльцой с единственной целью – оплодотворить другие фиги (что, в общем-то, удается им только очень замысловатым образом). Мы еще вернемся к рассмотрению явно дружественной кооперации между фигами и осами.

    Нагрузившись драгоценной пыльцой, самки выбираются в просторный внешний мир. Способ, которым они это делают, меняется от вида к виду. Самки некоторых видов просто проползают через «садовые ворота» - маленькое отверстие на одном конце плода (рисунок 10.2). У других видов побеспокоиться о выходе самок наружу должны самцы, им нужно прогрызть дырку в стенке плода, и они делают это сообща, объединяясь в группы по несколько дюжин самцов. Участием в этом артельном труде жизненная роль самца заканчивается, а самке еще предстоит достичь своего звездного часа. Она вылетает в незнакомый и неприветливый воздушный океан и разыскивает, возможно, по запаху, другое фиговое дерево того же самого вида, что и ее родное. И это дерево, которое она ищет, должно находиться в той же самой фазе жизненного цикла, что и ее собственное – в фазе, когда женские цветки созревают.

Рис. 10.2. Ворота сада: вид на плод фиги со стороны входа

    Найдя подходящее дерево, самка выискивает крохотное отверстие на верхушке плода и пролезает внутрь, в его темное нутро. Это отверстие столь мало, что пролезая внутрь, она, скорее всего, обрывает себе крылья до самого корня. По крайней мере, исследователи, изучавшие эти отверстия в плоде фиги, обнаруживали их забитыми обломками крыльев, усиков и других частей тела ос. Но с точки зрения самой фиги такой узкий вход хорош – он не позволяет пробраться внутрь непрошенным паразитам. Также такой крылообламывательный вход, вероятно, очищает тело самок от разных бактерий и вредных загрязнений. С точки же зрения самки болезненное отрывание крыльев при входе также идет ей на пользу, так как  крылья ей больше не нужны и будут только мешать передвигаться в ее новом запретном саду. Вспомните, что муравьиные королевы часто обкусывают свои крылья, когда завершается их брачный полет и они переходят к стадии подземной жизни.

    Попав внутрь фиги, самка приступает к выполнению своего истинного предназначения, после которого можно спокойно умереть, и предназначение это состоит из двух задач. Она опыляет все женские цветки, которые сможет найти внутри фиги, и откладывает яйца в некоторые из них. Не во все! Если она отложит яйца в каждый опыленный цветок своего плода, то такой плод станет бесполезен с как орган размножения дерева – все его семена будут съедены личинками ос. Не указывает ли такая умеренность ос в откладывании яиц на то, что они альтруистически ограничивают свое эгоистическое стремление отложить как можно больше яиц? Этот вопрос требует тщательного изучения. Существуют способы объяснить возникновение таких ограничений у части ос, оставаясь целиком на позициях дарвинизма. Но есть по меньшей мере несколько видов, в которых фиговое дерево само блюдет свои интересы, ограничивая количество цветов, в которые осам позволяется отложить яйца. Техника этого дела у них крайне остроумна, и я сделаю отступление от рассказа об их обычном жизненном цикле, достаточно длинное, чтобы привести пару таких примеров.

    У некоторых видов фиг женские цветки бывают двух типов – с длинным рыльцем пестика, и с коротким (рыльце пестика – это такая сужающаяся часть женского цветка, торчащая из его середины). Оса пытается отложить яйца в цветки обоих видов, но ее яйцеклад слишком короткий, чтобы достать до основания цветков с длинным рыльцем, поэтому она оставляет эти попытки и идет к следующему. И только когда она попадет на цветок, в котором ее яйцеклад может достать до дна, она откладывает одно яйцо. У других же видов фиг, у которых нет разделения по типам цветков с длинным и коротким рыльцем, методы принуждения ос к альтруистическому поведению куда более жесткие. По крайней мере, в это верит У. Д. Гамильтон, в настоящее время мой оксфордский коллега и один из самых последовательных преемников Дарвина. Гамильтон предположил, не без привлечения результатов собственных наблюдений в диких лесах Бразилии, что фиговые деревья могут обнаруживать, когда осы слишком сильно эксплуатируют плод. Плод фиги, в котором в каждый женский цветок отложено яйцо, бесполезен с точки зрения дерева. Осы оказались слишком жадными! Они зарезали гуся, несущего золотые яйца! Или, с точки зрения Гамильтона, этот гусь совершает самоубийство. Фиговое дерево заставляет падать на землю такой слишком переэксплуатированный плод, и все яйца жадных ос внутри него погибают. Есть соблазн видеть в этом месть дерева зарвавшимся осам, но для описания этого существуют достаточно строгие математические модели – они освобождают нас от такого наивного антропоморфизма. В этом случае все, что делает дерево, объясняется не мщением осам, а уменьшением собственных экономических потерь. Оно подсчитывает ресурсы, необходимые для обеспечения созревания плода, и ресурсы, которые будут попусту растрачены на выращивание плода, испорченного жадными осами. Между прочим, в этой главе я собираюсь часто использовать некий вид языка из области стратегических игр, в котором вполне допустимо использовать слова и «месть», и «принуждение». Это допустимо, если правильно понимать, что эти слова являются терминами математической теории игр.

    Вернемся же к рассмотрению жизненного цикла типичных фиговых ос – мы оставили нашу самку в тот момент, когда она, словно Алиса в стране Чудес, проскользнула внутрь через крохотную дверку, после чего уже никогда не увидит внешний мир снова, и принялась освобождать себя от пыльцы, собранной в родительской фиге. Опылительное поведение самки фиговой осы принимает такие формы, что кажется преднамеренным. Пыльца вовсе не стряхивается с нее по воле случая, как это происходит с большинством других насекомых-опылителей. Самки как минимум нескольких видов фиговых ос разгружают свою ношу с применением той же техники и внимательностью, с которыми она ее ранее загружала. Она снова использует щеточки на передних лапках, методично вычерпывая ими пыльцу из специально обустроенных карманов, и энергично стряхивает ее на приемную поверхность женского цветка.

    Отложив свои яйца в женские цветки самка осы завершает наш рассказ о своем жизненном цикле. И ее собственная жизнь на этом заканчивается. Она заползает в какую-нибудь влажную щель запретного сада и там умирает. Она умирает, но оставляет после себя мегабиты генетической информации, точнейшим образом записанной в ее яйцах, и цикл возобновляется.

    Если не обращать внимания на некоторые детали, которые я мог бы легко дополнить, рассказанная мной история подходит для большинства видов фиг. Род Ficus - род фиг, один из самых больших в живом царстве. И он также очень разнообразен. Вдобавок к двум видам съедобных (для нас, конечно) фиг, в него входят резиновое дерево, священное дерево баньян, дерево бо (Ficus religiosa), под которым медитировал Будда, разнообразнейшие кусты и вьющиеся растения, а так же зловещая «удушающая» фига тропиков. И вот историю «удушающей» фиги стоит рассказать.
    В лесу на поверхности земли, как известно, сумрачно – имеется недостаток солнечного света. И цель каждого растения в лесу – достичь открытого неба и солнца. Стволы деревьев – это лифты для листьев, устройства, нужные для того, чтобы поднять солнечные панели – листья – выше тени, которую создают деревья-соперники. Многие деревья из-за этого ждет горькая судьба умереть еще саженцем. И только если соседнее взрослое дерево вдруг упадет, побежденное годами или бурей, у молодого ростка появляется шанс. В любом месте леса такого случая приходится ждать порой сотни лет. Когда он происходит, на этом месте начинается призовая гонка к солнцу. Все молодые саженцы в округе, к какому бы виду они не относились, вступают в стремительную гонку, чтобы стать единственным, кто захватит этот драгоценный разрыв в пологе леса.

a)

b)
Рис. 10.3. (a) удушающая фига; (b) баобаб, оплетенный «удушающей» фигой.

    Но удушающая фига нашла свой собственный, короткий, но зловещий, путь к победе, и ее история способна затмить историю Змея-искусителя из книги Бытия (рисунок 10.3). Вместо того, чтобы ждать, пока умрет живое дерево, оно берет управление событиями в свои руки. Свою жизнь удушающая фига начинает как вьюнок. Она оборачивается вокруг живого дерева другого вида и растет как клематис или вьющаяся роза. Но в отличие от клематиса, усики удушающей фиги вырастают все более крепкими и сильными. Она безжалостно сжимает свой захват на несчастном дереве-хозяине, не давая ему расти, и, часто достигая этакого ботанического аналога удушения, убивает его. К этому времени фиговое дерево вырастает достаточно высоким, и легко выигрывает гонку за световое пятно, образовавшееся на месте удушенного им дерева. Баньян – разновидность удушающей фиги, но с одним дополнительным замечательным свойством. Подавив свое хозяйское дерево, он выпускает воздушные корни, которые, когда дорастают до земли, становятся обычными корнями, всасывающими влагу. Но те их части, что возвышаются над землей, служат дополнительными стволами. Таким образом единственное дерево превращается в целый лес, который имеет много футов в диаметре и благодаря такой своей ширине может служить навесом для целого индийского базара средних размеров.

    Я рассказал эту историю о фигах частью для того, чтобы показать, что реальные факты о фигах гораздо увлекательней, чем все, что мог накопать в мифологии и литературе мой лектор из первой главы, а главное, для иллюстрации научного подхода к вопросам, который может послужить благотворным примером для этого начинающего литератора. Все эти факты, которые я столь коротко здесь изложил, есть продукт многих и многих человеко-лет педантичной и изобретательной работы, работы, которая заслуживает титула «научной», не потому что для нее используются сложные или дорогие устройства, а потому, что она требует соответствующего склада ума.
Tags: Вершина невероятности
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Котопятница возвращается

    Порадуйтесь за меня. Без кота жизнь не та И с котом не та, Но с котом Несмотря на свои 2+ месяца обшипел всю собаку, и спрятался спать под…

  • Про осень

    Давно не постил картинок Машинка на самом деле зелененькая, это стенка рядом из красного кирптча

  • Про контекстную рекламу 2

    Всю неделю проговаривал рядом со своим телефоном (в доме вай-фай), как при выключенным, так и при включенным, фразу "Свечи для КИА-Спортидж 99…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments