Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

интерес

(no subject)

ПИСЬМА К УЧЕНЫМ СОСЕДЯМ (содержание журнала по темам)

Письма

моё кредо

Новости науки от

Дневник Вольки
Мой дневник
Записки путешественника

интерес

(no subject)

Какой-то чел написал, что Радищев создал гнусный пасквиль на святую россию... Решил прочитать. Надо же свое мнение составить, а в школьное время, конечно, сачканул...

ВОСТОРГ!!!!
интерес

Хоть и говорят, что писать итоговый пост некомильфо

Год перемен...
Не дай нам бог жить в эпоху перемен, говорят, раньше говорили...
Ну вот, что было:
Collapse )
Что стало
Collapse )
Ну и еще в конце того года началась ковида, сейчас пошла вакцина. Мир ужасно устойчив...

Всем всего и веселого Нового года.
интерес

Пре

Прежде чем сказать "Брежнев", надо обязательно сказать "И лично дорогой Леонид Ильич"...

Если сказал "пророк Мухаммед", обязательно нужно сказать "Да приветствует его Аллах и благославляет!"...

Если сказал "правый сектор" - обязательно сказать "объявленный террористической организацией и запрещенный в России"...

Прошел мимо церкви - перекрести лоб!

Встретил оранжевые штаны - три ку с приседаниями!

Сравнялись уже с совецким каноном и мусульманским начетничеством. Впереди кин-дза-дза!
интерес

(no subject)

   На сайте "Проблемы эволюции" прочитал страничку http://evolbiol.ru/dawkins.htm.
Там эссе Ричарда Докинза и комментарий автора сайта (Марков Александр Владимирович. Доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Палеонтологического института РАН.). К сожалению, текст эссе на английском, а вот комментарий на русском. Из комментария следует, что: "Удивительный текст, жаль, что нет русского перевода - хорошо бы его на мой сайт поместить. Там совершенно справедливо говорится о "безнравственности" идеи естественного отбора. Трудно с этим не согласиться". И еще более загадочно: "Удивительно, что это написал Докинз, один из главных сторонников "элементаристского" подхода". Прочитав это, я своими глазами захотел убедиться, что несгибаемый эволюционист Докинз "дрогнул" и начал оправдываться за "безнравственнось" естественного отбора. Психанул настолько, что потратил три дня и перевел эти 4 страницы.
   Здесь помещу переведенный текст (перевод коряв, особенно стихи, но по прочтению не нашел невнятных мест, хотя ради этого кое-где пришлось пожертвовать дословностью).
  Затем с позволения и при выполнении условий автора (При перепечатке или ином использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна. © А.В.Марков, 2003-2007. ) помещу его комментарий.
  И добавлю своё мнение.
 

Ричард Докинз

СВЯЩЕННИК ДЬЯВОЛА

Фраза Дарвина «священник дьявола», которую он придумал в письме своему другу Хукеру, шутка меньше чем наполовину.

Только «священник дьявола» мог написать книгу о неуклюжей, расточительной, ищущей вслепую и ужасно жестокой работе природы.

Не удивительно, что процесс проб и ошибок, совершенно бесплановый и основанный на естественном отборе, будет неуклюжим, расточительным и слепым. В том, что он расточителен, нет никаких сомнений. Как я писал раньше, совершенство в беге гепардов и газелей оплачено кровью и страданиями их бесчисленных предшественников с обеих сторон. Но несмотря на то, что процесс, несомненно, неуклюж и слеп, его результаты прямо противоположны. Нет ничего неуклюжего в ласточке, ничего бесцельно слепого в акуле. Неуклюж и слеп, по стандартным человеческим меркам, Дарвиновский алгоритм, который приводит к их эволюции. Что касается жестокости, то вот снова слова Дарвина из письма к Аса Грею в 1860:

«Я не могу убедить себя, что Всеблагой и Всемогущий Господь умышленно создал наездников с явным намерением, чтобы они питались живыми тканями гусениц»

Современник Дарвина Жан Генри Фабре описывал аналогичное поведение земляных ос, Ammophila:

«Как правило, гусеницы обладают нервными центрами в каждом сегменте.  Это справедливо, в частности, для серого червеца, являющегося жертвой мохнатой земляной осы. Оса знакома с этой особенностью их анатомии: она жалит гусеницу снова и снова от одного конца до другого, сегмент за сегментом, ганглий за ганглием»

Дарвиновский наездник, также как земляная оса Фабре, жалит свою добычу не для того, чтобы убить, а для того, чтобы парализовать и, таким образом, обеспечить своих личинок пищей в виде свежего (живого) мяса. Как Дарвин отчетливо понимает, безразличие к страданиям является следствием, присущим естественному отбору, хотя в других случаях он пытается уменьшить жестокость, предполагая, что смертельные укусы, к счастью, быстры. Но «священник дьявола» также быстро указал бы на то, что если и есть милосердие в природе, то это случайность. Природа ни добра, ни жестока, она безразлична. Доброта с неизбежностью появляется из того же императива, что и жестокость. По словам наиболее последовательного сторонника Дарвина, Джорджа С. Вильямса:

«С чем, кроме осуждения, человек, имеющий какие-либо нравственные чувства, должен относиться к системе, в которой конечная цель в жизни заключается в том, чтобы быть успешнее соседа в передаче генов в будущие поколения, в которые эти успешные гены передают информацию, по которой развивается новое поколение, в которой этой информацией всегда является "используй все свое окружение, включая друзей и родственников, для обеспечения максимального успеха наших генов", в которой золотое правило: “не обмани, пока это выгодно“»

Принятие Бернардом Шоу путаной теории эволюции Ламарка полностью обусловлено моральным отношением к дарвинизму. Он пишет в «Предисловии к возвращению Мафусаила»:

«Когда всё ее значение становится ясным для вас, ваше сердце тонет в куче песка внутри вас. В этом заключен отвратительный фатализм, ужасное и мерзкое отрицание красоты и ума, силы и цели, благородства и стремлений»

Его «ученик дьявола» был вообще веселым озорником по сравнению со «священником Дарвина». Шоу не считал себя религиозным, но он по-детски не мог отличить истину от того, что мы хотим, чтобы было истиной. Сегодняшнее распространенное неприятие эволюции вызвано этим же:

«Главная идея работы эволюции – «делать то, что возможно сейчас».

Когда Гитлер уничтожил 10 миллионов ни в чем не повинных мужчин, женщин и детей, он действовал в полном соответствии с теорией эволюции, но в полном противоречии со всяческими человеческими понятиями о том, что правильно, а что нет…

Если вы учите детей, что они произошли от обезьян, они и будут вести себя, как обезьяны»

Противоположная реакция на жестокость естественного отбора – возвести ее на пьедестал наряду с социал-дарвинизмом, как это изумительно сделал Герберт Уэллс. В его книге «Новая Республика», где он показывает Дарвиновскую Утопию, имеются такие хладнокровно-кровавые строки:

«А как Новая Республика будет обращаться с низшими расами? Как она будет обходиться с черными? … с желтыми людьми? …С этими полчищами черных, коричневых, грязно-белых, желтых людей, которые не подходят к новым требованиям к эффективности? Что ж, реальный мир есть реальный мир, а не институт благородных девиц, и я считаю, они должны уйти… А этика людей Новой Республики, этика, которая будет главенствовать во всем мире, будет в первую очередь подчинена развитию того, что прекрасно, эффективно и красиво в человеке – красивых и сильных тел, ясных и мощных умов… И метод, которым следует природа для формирования мира, когда слабый лишен возможности плодить слабых … есть смерть … И люди Новой Республики … будут иметь идеалы, которые сделают убийство достойным»

Коллега Уэллса, Джулиан Хаксли, по сути, выказывает пессимизм «священника дьявола», когда пытается построить этику на том, что, по его мнению, является прогрессивными аспектами эволюции. Его «Прогресс, биологический и прочий», первое из его «Эссе биолога», содержит пассажи, которые читаются как призыв к действию под знаменем эволюции:

«[Человеческий] облик меняется в том же направлении, что и основной поток меняющейся жизни, и его высший удел, цель, к которой, как считается, он так долго стремится, это распространить на новые области процесс, который все эти миллионы лет использовала природа, чтобы внедрять все менее и менее расточительные методы, ускорять своим сознанием то, что в прошлом было работой слепых бессознательных сил».

Я встаю рядом с воинственным дедом Джулиана -  Томасом Хаксли, в отличие от Шоу согласен с тем, что естественный отбор является главной силой в биологической эволюции, в отличие от Джулиана признаю ее неприглядность, и, в отличие от Уэллса, как человек, борюсь против её методов в обществе. Вот слова Томаса из его Католической Лекции в Оксфорде в 1893 году под названием «Эволюция и этика»:

«Давайте все поймем, раз и навсегда, что этический прогресс общества определяется не имитацией природных процессов, а уклонением от них, и даже борьбой против них»

Таковы же сегодня и рекомендации Г.С. Уильямса, так же как и мои. Я слышу мрачную проповедь «священника дьявола» как призыв к действию. Как академический ученый, я убежденный дарвинист, верящий, что естественный отбор является если не единственной движущей силой эволюции, то определенно единственно известной силой, способной создавать видимость целенаправленности, которая так поражает всех, кто наблюдает природу. Но поддерживая дарвинизм как ученый, я в то же время убежденный антидарвинист во всем, что касается политики и наших человеческих дел. Мои предыдущие книги, такие как «Эгоистичный ген» и «Слепой часовщик», превозносят неизбежную фактическую справедливость «священника дьявола» (если бы Дарвин решил бы расширить список печальных определений в приговоре «священника», он, вероятно, сам бы выбрал оба слова – «эгоистичный» и «слепой»). И в то же время я всегда подтверждаю справедливость заключительных слов моей первой книги: «Мы, единственные на Земле, можем восстать против тирании эгоистичного репликатора».

Если Вам кажется, что вы чувствуете в этом несоответствие или даже противоречие, Вы заблуждаетесь. Нет никакого несоответствия в том, чтобы поддерживать дарвинизм как академическому ученому и в то же время противостоять ему как гуманисту; не более, чем несоответствие в том, как объясняет рак академический врач и борется с ним врач практикующий. По хорошо описанной дарвинизмом причине эволюция дала нам мозг, размер которого достиг величины, когда он стал способен постигнуть собственное происхождение, осуждать моральную сторону процесса и бороться против этого. Если, как подсказывает мне моя жена, эгоистичный ген – это Франкенштейн, то вся жизнь – его создание, и только мы в состоянии закончить рассказ, восстав против своего создателя. Мы сталкиваемся с почти точным отрицанием строк епископа Хевера: «Несмотря на то, что вокруг все прекрасно, Но только человек низок». Да, человек может быть очень низок, но только мы – потенциальный остров-убежище от последствий «священника дьявола» - от жестокости, от неуклюжести, от слепого расточительства.

Наш вид с его уникальным даром предвидения – продукт конструирования виртуальой реальности мы называем человеческим воображением – может планировать нечто противоположное расточительности, если делать все правильно, с минимальным количеством грубых ошибок. И есть истинное утешение в благословенном даре понимания, даже если то, что мы понимаем – это неприятное послание от «священника дьявола». Похоже, что «священник» приготовился перейти ко второй части проповеди. Да, говорит подготовившийся «священник», исторический процесс, который вызвал вас к жизни, является расточительным, жестоким и низким. Но торжество – в вашем существовании, потому что этот самый процесс невольно встал перед собственным отрицанием. Перед одним маленьким, локальным отрицанием, разумеется: только один вид, и только небольшая часть его особей; но и это внушает надежду.

Тем большее торжество, что неуклюжий и жестокий алгоритм естественного отбора создал машину, способную создать внутренний алгоритм, основанный на модели самого себя – и более того – с микрокосмосом внутри человеческой головы. Я может быть обидел Джулиана Хаксли на этих страницах, но в 1926 году он опубликовал стихотворение, в котором говорит о том, о чем я хотел здесь сказать (и немного о том, о чем я не хотел говорить):

Мир вещей входит в голову ребенка

Чтоб заселить этот хрустальный кабинет.

В его стенах встречаются странные партнеры

И вещи превращаются в мысли и идеи.

Однажды вещественному явлению сопоставляется

Идея. Явление и Вы во взаимном согласии

Создаете Ваш маленький микрокосм, который

Великие задачи назначает себе.

Там могут воскресать мертвые и говорить со звездами:

Экватор говорит с полюсом, а день с ночью:

Дух растворяет грубые кости мира –

Миллионы частностей сгорают.

Вселенная там может жить и действовать и развиваться

И наконец создается Бог в голове человека.

 

Джулиан Хаксли позже напишет, в своих «Эссе гуманиста»:

«Эта земля есть редкое место во вселенной, где расцвел разум. Человек – это продукт почти трех миллиардов лет эволюции, в лице которого эволюционный процесс как таковой и его возможности наконец стали осознаваемы. Нравится человеку это или нет, он теперь в ответе за дальнейший ход эволюции на нашей планете».

Соратник Хаксли, светило синтетического неодарвинизма, великий русско-американский генетик Феодосий Добжанский, говорил нечто подобное:

«Породив человека, эволюционный процесс, по всей видимости, в первый и единственный раз осознал сам себя».

Итак, «священник дьявола» может заканчивать, уважаемый Прямоходящий Двуногий Примат. Акула плавает лучше Вас, гепард лучше бегает, стриж лучше летает, обезьяна лучше лазит по деревьям, слон намного сильнее, красное дерево живет дольше. Но Вы имеете дар, превышающий все остальные – дар понимания безжалостного процесса, который дал жизнь всем нам, дар негодования против его безжалостности, дар предвидения – нечто прямо обратное слепому способу природы, который не может заглянуть на шаг вперед и дар понимания всего космоса внутри одной головы.

Нам благословенно дарован мозг, который, будучи правильно образован и предоставленный свободе размышлений, способен моделировать вселенную с ее физическими законами, среди которых – алгоритм Дарвина. Как писал сам Дарвин в знаменитых заключительных строках «Происхождения видов»:

«Таким образом из борьбы за выживание, из голода и смертей, явление, наивысшую сложность которого мы только можем вообразить, а именно, происхождение высших животных, следует напрямую. Есть величие в этой панораме жизни, с ее несколькими царствами, которая первоначально была сотворена в нескольких немногих формах или даже в одной; и затем, пока эта планета вращалась согласно закону притяжения, от этих, таких простых начальных форм бесконечно создавала все более красивые и наиболее удивительные, вплоть до ныне существующих».

В панораме жизни есть больше, чем просто величие, мрачной и холодной будет казаться она из под спасительного покрывала неведения. Но призойдет глубокое просветление, если встать лицом к резкому ветру знания: по словам Йетса – «Ветра, дующего со звездных путей». В другом эссе я процитирвал слова духовного учителя, Ф. У. Сандерсона, который призывал своих учеников «опасно жить…»

«… полная огня энтузиазма, неподчинения, революционности, энергии, демоничности, полная бьющим через край призывом к созиданию – такова жизнь человека, котрый рискнул счастьем безопасности ради счастья развития»

Счастье безопасности означает удовлетворенность простыми ответами и дешевым комфортом, комфортом червяка в яблоке. Демонический выбор, предлагаемый нашим продвинувшимся «священником дьявола» рискован. Готовьтесь потерять утешительные заблуждения, отбросьте соску веры в бессмертие. Чтобы противостоять этому риску, готовтесь получить «счастье развития»; радость знания того, что вы выросли, повернулись лицом к тому, что значит существование, к факту того, что оно временно и потому тем более ценно.

Замечания автора сайта по поводу этого текста

(из моей переписки)

Теперь по поводу "Devil's Chaplain"... Удивительный текст, жаль, что нет русского перевода - хорошо бы его на мой сайт поместить.

Там совершенно справедливо говорится о "безнравственности" идеи естественного отбора. Трудно с этим не согласиться. На самом деле многие умные люди обратили внимание на закономерное появление дарвинизма в то время, когда происходила общая смена мировоззрения человека: религия стала стремительно терять позиции, на передний план вышел механистический материализм, детерминизм; природа как бы обезличилась и превратилась из чего-то осмысленно-божественного (и человечного) в механизм, машину, подобную тем машинам, которые как раз в это время получили такое распространение в производстве… Наука забыла о синтезе, увлекшись анализом. Вот что Шарден пишет об этом:

"В противоположность "первобытным" людям, которые олицетворяли все, что движется, или даже первым грекам, которые обожествляли все стороны и силы природы, современный человек испытывает потребность деперсонализировать (или обезличить) то, чем он более всего восхищается. Имеются две причины этой тенденции. Первая из них – анализ, это чудесное орудие научного исследования, которому мы обязаны всем нашим прогрессом, но который, распутывая один синтез за другим, упускает одну за другой все души и в конечном счете оставляет нас с грудой демонтированных винтиков и рассеянных частиц. "

В общем, мне кажется, что проблема не в самом механизме отбора, предложенном Дарвином, а в тех акцентах, которые делались им самим, его последователями, и теперь – сторонниками "синтетической теории эволюции". Если все свести к мелким "винтикам" (отдельным генам и их отбору) – эволюция теряет "душу". Такой подход – не то чтобы совсем неправильный, он очень односторонний и поверхностный.

Надо обязательно учитывать свойства целого, больших и сложных систем – это они эволюционируют, а не отдельные гены. В наиболее "чистом" виде отбор и борьба за существование как главные факторы эволюции действуют только у самых примитивных организмов – бактерий. Для них нормой является массовая гибель при любых изменениях. Чем сложнее организм, тем слабее действует отбор. Организмы постепенно вырабатывают средства снижать смертность, ослаблять действие отбора. Например: забота о потомстве (сопровождающая одновременным снижением смертности и рождаемости) – вполне "гуманная" тенденция. Совместная оборона, например, у каких-нибудь буйволов, когда в середину ставят самок, детенышей, может быть, больных. Развитие сообществ (экосистем), где все виды "подогнаны" друг к другу, создают друг для друга необходимые условия жизни и поддерживают их. Предельное развитие сообщества – это симбиотический организм, и роль симбиоза в эволюции огромна. Гораздо выгоднее "приручить" другое существо, помочь ему жить и размножаться, а взамен брать себе что-то от него – и так поступают далеко не только люди с домашними животными и растениями. Так же поступают лишайниковые грибы с водорослями, муравьи с тлями… примеров множество. И, главное, это никакая НЕ СЛУЧАЙНОСТЬ, как пишет автор текста, а проявление самой главной эволюционной закономерности: рост устойчивости и сложности живых систем (проявляющийся прежде всего в том, что жизнь постепенно побеждает смерть).

Поэтому автор совершенно прав, когда призывает к героической сознательной борьбе против естественного отбора. Только он напрасно думает, что это будет борьба "против природы" - как раз наоборот, точное следование ее законам. Вот спартанцы устроили у себя естественный отбор - всех слабых детей сбрасывали со скалы - и что? Выродились и пришли в упадок еще быстрее, чем другие греческие государства.

Естественный отбор и борьба за существование - только один из механизмов творческой эволюции, и при этом самый примитивный. Он постепенно уступает место другим, более совершенным, экономным и гуманным формам развития. Удивительно, что это написал Докинз, один из главных сторонников "элементаристского" подхода. Вот к какому драматическому конфликту приводит этот подход: получается, что человек в одиночку противостоит законам природы. А с точки зрения "холистского" подхода (Вернадский, Шарден, Красилов, вся наша школа эволюционистов) человек вовсе не противостоит им, а продолжает единую общую линию эволюции вселенной, продолжает на новом, более высоком уровне эффективности. 

От себя напишу в следующем посте.